12+

КАТЕГОРИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ И СИНОНИМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ В СЛОВАРЕ И ЛЕКСИКОНЕ НОСИТЕЛЯ ЯЗЫКА

Aннотация

В статье рассматривается проблема влияния категориального значения разрядов имен существительных на формирование синонимических отношений в словарях синонимов и лексиконе носителя языка. Актуальность исследования определяется тем, что синонимия имен существительных, особенно конкретных, изучена недостаточно полно. Цель работы – дать характеристику синонимических отношений конкретных и абстрактных имен существительных по данным словаря синонимов и психолингвистического эксперимента. Гипотезой исследования стало предположение, что в силу категориального значения конкретные имена существительные имеют ограниченные синонимические связи, а абстрактные имена существительные – более широкие. Материалом исследования выступили сведения словаря синонимов под редакцией А.П. Евгеньевой и результаты психолингвистического эксперимента по подбору синонимов. В эксперименте по подбору синонимов приняло участие 260 человек. Испытуемых просили подобрать близкие по значению слова для заданных стимулов. Также в исследовании использовались сведения Национального корпуса русского языка. Результаты исследования показали, что в словаре синонимов более широкие синонимические связи имеют абстрактные имена существительные и наименования лиц как отдельная категория в составе конкретных имен существительных, называющих людей по различным признакам. В лексиконе носителя языка, представленном по данным эксперимента, наиболее многочисленные синонимические ряды фиксируются у конкретных и абстрактных имен существительных. Наименования лиц в лексиконе представлены ограниченными синонимическими рядами. Различия в результатах исследования по данным словаря и эксперимента объясняются подходами к синонимии. В словаре использует системоцентрических подход, в основе которого лежит близость лингвистического значения; носители языка в лексиконе сближают слова на основе лингвистических и нелингвистических (функциональных) признаков.


Введение

Хотя синонимия характерна для всех частей речи, в русистике считается, что она в большей степени свойственна глаголам и именам прилагательным. Специальные исследования показывают, что в словарях наибольшим количеством синонимов обладает глагол (Черняк 1992; Апресян 1995). Обычно считается, что синонимические возможности имен существительных (ИС) ограничены: их значение более конкретно, что препятствует развитию синонимии (Покровская 1999; Семантика и категоризация 1991). Отметим и противоположную точку зрения, согласно ей ИС как явление, поддающееся «концептуальному определению», образует более объемные синонимические ряды (СР) (Уфимцева 1967: 32).

При этом именно ИС занимают большую часть в словаре синонимов: в работе (Покровская 1999) рассчитано, что в словаре синонимов под редакцией А.П. Евгеньевой (Словарь синонимов русского языка: 1970-1971) 51 % составляют СР с ИС.

Изучение синонимии ИС ограничивает неоднородность этой части речи, которая включает слова с разными семантическими характеристиками. Категориальное значение ИС предполагает предметность (см., например, работы (Щерба 1928; Есперсон 1958; Langacker 1987)), что позволяет ИС называть предметы, людей и места (Croft 2001). Прототипическое значение ИС связано с выражением физического и видимого объекта (Hopper, Thompson 1984) и стабильной ситуации (Givon 1984). Однако значение предметности в чистом виде характерно только для конкретных ИС (Стеблин-Каменский 1974), для большей части ИС оно смешивается с другими категориальными значениями, такими, как процессуальность, признаковость (например, слова поиск, чернота) (Глисон 1959; Пешковский 2001). В русском языке традиционно выделяются четыре лексико-грамматических разряда: конкретные, абстрактные, вещественные и собирательные ИС. Конкретные ИС называют «вещи, лица, факты и все явления действительности, которые могут быть представлены в отдельности и подвергнуты счету», абстрактные ИС обозначают «отвлеченные понятия, свойства, качества, действия и состояния», вещественные ИС представляют вещества и материалы, наконец, собирательные ИС обозначают совокупность однородных предметов (Русская грамматика 1980: I, 462). Названные разряды отражают тот или иной способ восприятия мира и его категоризации (Лакофф 2004; Рахилина 2008). 

В настоящей работе конкретные ИС были разделены дополнительно на две группы: собственно конкретные ИС (такие слова, как лодка, глаза) и наименования лиц (например, слова врач, юноша). Наименования лиц обладают рядом особенностей, которые отличают их от прототипических конкретных ИС. Они имеют широкие ассоциативные связи и богатую семантику (Арутюнова 2003; Цалко 2001), что определяет их «семантическую двойственность» (которая предполагает одновременно конкретность наименования и абстрактность значения).

Задачи и методы исследования

Цель работы – охарактеризовать синонимические отношения конкретных и абстрактных ИС по данным словаря синонима и психолингвистического эксперимента. Гипотезой исследование стало предположение, что в силу категориального значения конкретные ИС имеют ограниченные синонимические связи, а абстрактные ИС – более широкие.

Материалом исследования на первом этапе выступили СР, представленные в словаре синонимов под редакцией А.П. Евгеньевой (Словарь синонимов русского языка: 1970-1971), а на втором – результаты эксперимента по подбору синонимов.

На первом этапе исследования все словарные СР, во-первых, были разделены по лексико-грамматическим разрядам; во-вторых, была рассчитана длина каждого СР и средняя длина ряда для разных разрядов ИС.

Второй этап исследования предполагал использование эксперимента, который относится к направленным ассоциативным экспериментам. В нем испытуемые подбирали синонимы к заданным словам. Им предъявлялся список из 20 слов, к которому они должны подобрать «близкие по значению слова» (так было сформулировано задание в письменной инструкции). В качестве слов-стимулов выступили ИС разных разрядов. Стимулами стали 17 конкретных, 32 абстрактных ИС и 12 наименований лиц[1].

Этот эксперимент проходил в три этапа с использованием разных экспериментальных таблиц. Всего в нем приняло участие 260 человек в возрасте от 18 до 37 лет, в том числе: 201 испытуемый женского пола, 35 – мужского пола, 24 человека не указали свой пол.

Также во втором этапе исследования использовались сведения Национального корпуса русского языка (www.ruscorpora.ru) для определения функциональных особенностей полученных в ходе эксперимента синонимов.

Результаты исследования

Первый этап исследования показал, что средняя длина СР абстрактных ИС выше, чем у конкретных ИС, что подтверждает предложенную гипотезу. Подробные результаты представлены в Таблице 1.

 

Таблица 1.

Количество СР разных лексико-грамматических разрядов ИС в словаре синонимов под редакцией А.П. Евгеньевой

Table 1.

Number of synonymic groups of different lexical-grammatical categories of nouns in the dictionary of synonyms edited by A.P. Evgenieva

 

Разряды ИС

Конкретные

Абстрактные

Собирательные

Вещественные

Наименования лиц

Количество рядов в словаре

362

421

17

9

200

Соотношение, %

35,9

41,7

1,7

0,9

19,8

Средняя длина СР

2,6

3,5

3,7

2,8

3,5

 

Были выявлены несколько закономерностей. Во-первых, собирательные и вещественные ИС незначительно представлены в словаре синонимов (2 % и 1% от общего количества ИС в словаре). Во-вторых, абстрактные ИС преобладают: на них приходится 42 % всех субстантивных СР в словаре. В-третьих, средняя длина разных типов СР незначительно различается: наиболее многочисленные СР у собирательных, абстрактных ИС и наименований лиц.

Второй этап исследования, проводимый с помощью эксперимента, продемонстрировал противоположные результаты. Конкретные ИС по сравнению с абстрактными ИС и наименованиями лиц имеют наиболее многочисленные СР. Во-вторых, средняя длина СР, представленных испытуемыми, значительно больше средней длины словарных СР. В-третьих, средняя длина СР разных разрядов существенно различается, особенно большая разница между наименованиями лиц и конкретными ИС. Подробные результаты даны в Таблице 2.

 

Таблица 2.

Средняя длина СР разных разрядов ИС, полученная в ходе эксперимента

Table 2.

The average length of the synonymic groups of different categories of nouns in the experiment

Разряд ИС

Количество стимулов в эксперименте

Средняя длина СР

Конкретные ИС

17

11,08

Абстрактные ИС

32

9,96

Наименования лиц

12

3,88

 

Обсуждение результатов

Отличия в результатах исследований на материале словаря и эксперимента связаны различными подходами к синонимии, которые реализованы в словаре и используются испытуемыми.

В словаре синонимов под редакцией А.П. Евгеньевой синонимами называются слова, тождественные и предельно близкие по значению, но различающиеся разнообразными смысловыми, экспрессивными, эмоциональными оттенками и стилистической окраской (Словарь синонимов 1970: I, 10-11). Испытуемые используют широкое понимание синонимии, которое ориентировано не на близость лингвистического значения, а сближение в индивидуальном лексиконе и речевой деятельности.

Покажем это примере конкретного ИС лодка. В словаре под редакцией А.П. Евгеньевой к нему представлено три синонима ладья, челн, челнок: все эти слова являются стилистически ограниченными, свойственными поэтической, возвышенной речи. В эксперименте СР расширяется испытуемыми: всего зафиксировано 11 синонимических реакций. См. результаты эксперимента в Таблице 3. Расширение происходит за счет перечисления гипонимов, обозначающих виды лодок (слова шлюпка, байдарка, подлодка), гиперонимов (реакции судно, плавучее средство) и функционально близких слов, объединенные со стимулом общностью выполняемой функции (реакции корабль, яхта, плот). Подобные реакции традиционно относят к ситуативным, контекстуальным синонимам (см. подробно об этом типе синонимии см. в (Белов 2017)).

 

Таблица 3.

Результаты эксперимента по подбору синонимов (стимул лодка)

Table 3.

Results of the experiment on the selection of synonyms (stimulus boat)

 

Синоним

Количество ответов

Процентное соотношение

корабль

23

19

судно

20

16

катер

13

11

плот

9

7

шлюпка

13

11

яхта

8

7

корыто

5

4

ладья

4

3

плавучее средство

3

2

байдарка

3

2

подлодка

2

2

Единичные реакции

20

16

 

Наиболее частотной реакцией в эксперименте стало слово корабль, которое в МАС понимается как крупное морское судно, а также военно-морское судно любого класса (Словарь русского языка 1985-1988: II, 102); для сравнения слово лодка представляет небольшое судно (Словарь русского языка 1985-1988: II, 196). Различия между этими объектами касаются денотативных характеристик: прежде всего, признака объема судна. Однако испытуемые сближают слова по функциональному признаку: назначением этих предметов является плавание. Подобный эффект ранее описан в работе (Семантика и категоризация 1991; Croft, Cruse 2004). Сближение слов также фиксируется в контекстах, где слова заменяют друг друга: см. высказывания (1-2) из Национального корпуса русского языка, где слова относятся к одному предмету действительности.

(1)     Перед началом испытаний 11 членов экипажа выразили опасение в надежности и живучести корабля и покинули лодку с разрешения командира (Неизвестный автор, журнал «Зарубежное военное обозрение», 2004).

(2)     При нём лодка ежегодно подтверждала звание «отличный корабль», дважды выигрывала торпедные стрельбы на приз главкома (Владимир Овчинников, журнал «Родина», 2011).

 

В других контекстах из Национального корпуса русского языка различие между словами может быть отчетливо выражено (см. пример (3) из этого корпуса).

(3)     Не то что на лодке, даже на большом корабле нельзя было выйти в море (Вадим Бурлак «Хранители древних тайн», 2001).

 

Таким образом, различия в подходах к синонимии приводят к тому, что полученные в ходе эксперимента СР отличаются от словарных СР. Указанное различие проявляется, прежде всего, для конкретных ИС. Словарные СР состоят большей частью из стилистических и коннотативно окрашенных синонимов, которые не только называют предмет, но и передают определенную оценку (например, синонимы ладья, челн). Включению в СР других близких по значению конкретных ИС препятствует их категориальная семантика, связанная с обозначением определенного класса предметов. Как правило, в языке не сохраняются несколько наименований для одного предмета вследствие закона семантической дифференциации (Clark 1987).

Абстрактных ИС имеют широкие синонимические связи как в словаре, так и в лексиконе носителя языка. Это их свойство вызвано некоторой размытостью их значения. Так, если конкретное ИС глаза называет очевидный материальный объект материального мира (который трудно перепутать, скажем, с бровью), то абстрактное ИС грусть обозначает сложное чувство, которое достаточно тяжело дифференцировать. В эксперименте было представлено два стимула грусть и печаль: в списке ответов испытуемых представлено 10 реакций, в том числе 3 словарных синонима, для слова грусть и 9 реакций, в том числе 6 словарных синонимов, для стимула печаль. Испытуемые предлагали, например, такие синонимы, как слова расстройство (представлено для обоих стимулов), безысходность (представлено для стимула грусть), тлен (представлено для стимула грусть), горе (представлено для стимула грусть), досада (представлено для стимула грусть).

Наименования лиц в словаре синонимов имеют многочисленные СР, однако в лексиконе формируют минимальное (по сравнению с другими разрядами ИС) количество синонимов (средняя длина – 3,88). Более того, для них характерно совпадение состава словарного СР с представленными в эксперименте реакциями. Наименования лиц, как можно сделать вывод, обладают ограниченными, но стабильными синонимическими связями. Так, в словаре синонимов дан СР врач,доктор, медик, лекарь, ескулап. В эксперименте по подбору синонимов предлагался стимул врач, и наиболее частотными реакции стали эти словарные синонимы: доктор (84 реакций, 51 %), лекарь (43 реакции, 26 %), медик (9 реакций, 5 %). Только устаревшее слово ескулап, которое имеет всего 3 употребления в основном подкорпусе Национального корпуса русского языка, не фиксируется в эксперименте. Всего в эксперименте получено 7 реакций, две из которых (слова помощь, больница) нельзя признать синонимичными.

Заключение

Предложенная гипотеза, согласно которой конкретные ИС имеют более ограниченные по сравнению с абстрактными ИС синонимические связи, подтвердилась лишь частично, на материале словаря синонимов русского языка под редакцией А.П. Евгеньевой (Словарь синонимов русского языка: 1970-1971). Действительно, в этом словаре средняя длина СР у конкретных ИС меньше средней длины СР абстрактных ИС. При этом наименования лиц как отдельная категория в составе конкретных ИС имеет многочисленные СР. Однако закономерности, отмеченные в словаре, не прослеживаются в лексиконе носителя языка: по результатам эксперимента, самыми многочисленные СР представлены у конкретных ИС. Также широкие СР в лексиконе имеют абстрактные ИС. Однако наименования лиц в лексиконе формируют малочисленные СР.

Характеристика синонимических отношений конкретных и абстрактных ИС непосредственно связано с их категориальными свойствами и методологическими принципами описания. Системоцентрический подход к синонимии, реализуемый в словарях синонимов, применим в большей степени для описания синонимических отношений абстрактных ИС, однако в сфере конкретных ИС вступает в противоречия с тем, как эти отношения представлены в лексиконе носителя языка. Конкретные ИС формируют устойчивые связи гипонимами, гиперонимами и со словами, обозначающими функционально смежные явления, хотя такие семантические связи не фиксируются в словаре. Напротив, наименования лиц в словаре представлены синонимами, которые могут быть не присущи лексикону.

В целом в лексиконе носителя языка (по сравнению со словарем синонимов) представлены значительно более широкие синонимические связи: средняя длина СР в лексиконе выше средней длины СР в словаре у всех анализируемых категорий ИС.

 


[1] В эксперимент не были включены вещественные и собирательные ИС из-за того, что в словаре синонимов они занимают незначительное место.

Конфликты интересов: у авторов нет конфликта интересов для декларации.

Conflicts of Interest: the authors have no conflict of interest to declare.

Список литературы

  1. Апресян Ю. Д. Избранные труды. Т. 1. Лексическая семантика. М.: Языки русской культуры, 1995. 768 с.
  2. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл (логико-семантические проблемы). М.: УРСС, 2003. – 384 с.
  3. Белов В.А. Синонимические отношения в языке и высказывании // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2017. Т. 7. № 6. С. 263-280.
  4. Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику. М.: Издательство иностранной литературы, 1959. – 486 с.
  5. Есперсен О. Философия грамматики. М.: Издательство иностранной литературы, 1958. 407 с.
  6. Лакофф Д. Женщины, огонь и опасные вещи. Что категории языка говорят нам о мышлении. М.: Языки славянской культуры, 2004. 792 с.
  7. Словарь русского языка: В 4-х т. / под ред. А.П. Евгеньевой. – М.: Русский язык, 1985-1988.
  8. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Языки славянской культуры, 2001. 510 с.
  9. Покровская Е. А. Лексическая синонимия в квантитативно-системном аспекте (на материале русского языка): Дисс… канд.филол.наук. М, 1999. 170 с.
  10. Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. М.: Русские словари, 2008. 416 с.
  11. Русская грамматика: В 2-х т. / Редкол.: Н. Ю. Шведова (гл. ред.) и др. М.: Наука, 1980.
  12. Словарь синонимов русского языка: В 2-х т. / под ред. А.П. Евгеньевой. – Л.: Наука, 1970-1971.
  13. Стеблин-Каменский М.И. Спорное в языкознании. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1974. 142 с.
  14. Семантика и категоризация / Р. М. Фрумкина, А. В. Михеев, А. Д. Мостовая, Н. А. Рюмина; Отв. ред. Ю. А. Шрейдер. М.: Наука, 1991. 167 с.
  15. Уфимцева А.А. Некоторые вопросы синонимии // Лексическая синонимия: Сб. статей / отв. ред. С.Г. Бархударов. М.: Наука, 1967. С. 26-38.
  16. Цалко Т.В. Неологизмы – наименования лиц в русской лексикографии и современном узусе: Эволюция семантической характеристики: Дисс… канд.филол. наук. Ростов-на-Дону, 2001. 245 с.
  17. Черняк В.Д. Синонимические связи слов в лексической системе русского языка: Дисс… д.филол.наук. СПб, 1992. 388 с.
  18. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974. 428 с.
  19. Clark E. The principle of contrast // Mechanisms of language acquisition / Под. ред. B. MacWhinney. New York: Academic, 1987. P. 1-33.
  20. Croft W. Radical Construction Grammar. Syntactic Theory in Typological Perspective. – Oxford: Oxford University Press, 2001. – 417 p.
  21. Croft W., Cruse A. Cognitive Linguistics. Cambridge: Cambridge University Press, 2004. 237 p.
  22. Givon T. Syntax: A functional-typological introduction. Vol. I. Amsterdam: John Benjamins. 1984. 464 p.
  23. Hopper P., Thompson S. The Discourse Basis for Lexical Categories in Universal Grammar // Language. Vol. 60. №. 4. 1984. P. 703-752.
  24. Langacker R. Noun and verb // Language. 1987. Vol. 63. №1. Р. 53-94.