12+

ПОНЯТИЯ «ЛИЧНОСТЬ», «ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ» И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ МОДЕЛИРОВАНИЯ В ТЕКСТЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Aннотация

Данная статья посвящена анализу актуальных в настоящее время понятий «языковая личность» и «личность». В тексте статьи приводится информация о том, как рассматриваются названные понятия с точки зрения таких разделов языкознания, как социолингвистика, психолингвистика, лингвосоционика, лингвокультурология и др., а также с точки зрения психологии. Кроме того, в статье уделяется внимание возможностям исследования и моделирования личности и языковой личности на материале художественного текста. Основой для предложенного варианта моделирования личности послужила теоретическая модель структуры личности, предложенная Зигмундом Фрейдом, которая состоит из трех элементов: Ид (бессознательное начало), Эго (сознательная составляющая) и Суперэго (уровень, представляющий социальные нормы и правила поведения в обществе). Рассмотренные в статье примеры из повести Д. Гранина «Зубр» репрезентируют возможность использования художественного текста в качестве материала для моделирования языковой личности.


Введение

В последнее время понятие «языковая личность» стало объектом пристального внимания таких разделов науки о языке, как социолингвистика, психолингвистика, лингвокультурология, когнитивная лингвистика, этнолингвистика, лингвистика текста, лингводидактика и др.

Языковая личность с точки зрения лингвокультурологии – это, прежде всего, носитель национальной культуры. По словам В.И. Карасика, языковая личность всегда национальна и является частью определенного лингвокультурного сообщества со свойственными ему сознанием и национальными стереотипами, которые языковая личность присваивает в процессе социализации [6]. Эта же мысль ранее была высказана Ю.Н. Карауловым, определявшим языковую личность как «закрепленный преимущественно в семантической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного естественного языка, составляющий вневременную и инвариантную часть структуры речевой личности» [7, с.42].

В социолингвистике под языковой личностью понимается носитель языка, «способный  реализовать в речевой деятельности некую совокупность языковых средств, характеризующих определенную часть языкового коллектива (социальную группу) в данный промежуток времени» [9, с.12]. Социолингвистами выделяются различные типы языковой личности исходя из социального типа, характеризующегося определенным возрастом, полом, профессией, социальным положением (В.И. Карасик, Г.Н. Беспамятнова, М.А. Гусева и др.).

Психолингвистика рассматривает речевое поведение языковой личности в зависимости от того, к какому психологическому типу она принадлежит.

Основная часть:

Цель данной статьи – описать специфику моделирования языковой личности, репрезентированной на страницах художественного произведения, выявить особенности художественной вербализации триады Ид-Эго-Суперэго как компонентов социомодели личности, реализованной в тексте произведения.

Материалом для исследования послужил текст повести Д.А. Гранина «Зубр».

При написании статьи в соответствии с поставленной целью  были использованы следующие методы:

- изучение, систематизация и анализ лингвистической и методической литературы  с целью определения научных основ по проблеме исследования;

- метод сплошной выборки языковых единиц, описывающих три составляющих личности (Ид, Эго и суперэго), в тексте художественного произведения.

На основании анализа лингвистической и методической литературы мы пришли к заключению что, современными исследователями разрабатываются различные типологии языковой личности. В настоящее время существует два  способа моделирования языковой личности и ее типологии на основании текстовых показателей [4, 10]. По словам Н.Д. Голева и А.В. Кузнецовой, в теории и практике исследования языковой личности в настоящее время сложились следующие направления типологии:

1) создание типологии языковой личности, основанной на выявлении особенностей употребления автором тех или иных речевых средств в тексте, то есть типологии в направлении от языка/текста к типу языковой личности, который далее может дополняться ментально-психологическими характеристиками-объяснениями (Г. И Богин, Ю. Н Караулов и др.);

2) создание типологии языковой личности, исходя из ее особенностей (с учетом гендерных, профессиональных, психических особенностей и т. д.), и выявление особенностей функционирования данных языковых типов в речи, то есть типологии в направлении от типа языковой личности к его проявлениям в речевой деятельности и тексте (Н. Д. Голев, К. Ф. Седов, Л. М. Комиссарова, Н.А. Купина, М. В. Ляпон и др.).

Ко второму направлению относится лингвосоционическое моделирование языковой личности, основанное на соционической типологии А. Аугустинавичюте, позволяющее, по мнению Н.Д. Голева и А.В. Кузнецовой, «выяснить, какими речевыми характеристиками будет обладать автор текста при наличии у него определенных психологических характеристик, определяющих тип личности» [1].

Несмотря на различные подходы к осмыслению «языковой личности», стоит заметить, что понятие «языковая личность» непосредственно связана с понятием «личность». «Языковая личность есть личность, выраженная в языке (текстах) и через язык, есть личность, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств» [7, с.38]. Поэтому анализируя языковую личность, стоит, прежде всего, обратиться к структуре личности с точки зрения психологии.

В свое время З. Фрейд предложил теоретическую модель структуры личности, состоящей из трех элементов (Ид, Эго, Суперэго), каждый из которых выполняет свои особенные функции и при этом тесно связан с другими элементами. Ид – наша биологическая сущность, наиболее архаичная часть личности, отвечающая за бессознательное поведение, это то, что имеется у человека с момента его рождения, то, что досталось ему от родителей. Эго – это сознательное начало, то, что контролирует бессознательное, т.е. Ид. А Суперэго – это часть личности, отвечающая за поведение личности согласно нормам, принятым в обществе. Наше Эго является связующим звеном между бессознательным и социальными нормами, моралью.

Анализируя поведение, речевую деятельность индивида, можно охарактеризовать его личность в целом. Многие исследователи моделируют языковую личность представителей разных профессий, ученых, политиков и т.п. исходя из их речевого поведения, а также созданных ими текстов. Однако на основе литературного материала можно и выявить те элементы, которые и составляют личность в целом. Текст может служить достаточным материалом для характеристики личности, в том числе и языковой, персонажа литературного произведения.

В частности, в тексте автор, создавая портрет героя произведения, описывая его поступки, его отношения с окружающими людьми, воспроизводя речь героя, предоставляет исследователям необходимый материал, благодаря которому можно представить социомодель личности личность героя произведения.

Примером может послужить повесть Д. Гранина «Зубр», где компоненты личности главного героя, Зубра, прототипом которого являлся ученый-биолог Н.В. Тимофеев-Ресовский, проанализируем с точки зрения теории личности З. Фрейда.

Результаты исследования и их обсуждение

В результате исследования, было выявлено, что автор, Д.А. Гранин, в произведении детально описал все три составляющие социомодели личности Зубра Ид-Эго-Суперэго.

Приведём наиболее яркие примеры репрезентации Ид в следующих контекстах:

1) Могучая его голова была набычена, 2) маленькие глазки сверкали исподлобья колюче и зорко. 3) Густая седая грива его лохматилась. 4) Он был, конечно, стар, 5) но годы не источили его, а скорее задубили. 6) Он был тяжел и тверд, как мореный дуб  [2, c.3].

7) Видно было по его коренастой фигуре, по его ручищам, какой огромной физической силы был этот человек.

8) Лицо его было изрезано морщинами жизни бурной и значительной.

9) Следы минувших схваток, отчаянных схваток, не безобразили, а скорее украшали его сильную, породистую физиономию  [2, c.4].

10) А сам Зубр здесь еще в полной силе и красе [2, c.5].

Перечисленным наиболее значимые примеры репрезентации Эго в следующих контекстах:

1) Оттопырив нижнюю губу, он пофыркивал, рычал то одобрительно, то возмущенно  [2, c.3].

2) Зубр одобрительно хмыкал [2, c.4].

3) Сам Зубр принимал этот неожиданный парад как должное.

4) Похоже было, что ему нравилась роль маршала или патриарха, он милостиво кивал, выслушивал людей, [2, c.4]

5) И держался он по-иному, чем все, – свободнее, раскованнее.

6) Он позволял себе быть самим собою. 7) Каким то образом он сохранял эту привилегию детей. 8)В нем были изысканность и – грубость  [2, c.4].

Репрезентация третьего компонента исследуемой триады, Суперэго, выявлена в следующих примерах:

1) К нему подходили, кланялись, осторожно пожимали руку [2, c.3].

2) Большинство подходили именно затем, чтобы взглянуть на него хотя бы издали [2, c.3].

3) О Зубре ходили легенды, множество легенд одна невероятнее другой. Их передавали на ухо. Не верили. Ахали. Было бы странно, если бы подобные россказни подтвердились. Они походили на мифы, которыми пытались объяснить какие-то факты его жизни.

О нем существовали анекдоты, ему приписывались изречения, выходки и поступки совершенно невозможные. Были просто сказочные истории, интересно, что не всегда для него лестные, некоторые так прямо зловещие. Но большей частью героические или же плутовские, никак не связанные с наукой  [2, c.4].

4) И то и другое соответствовало легендам о его аристократических предках и о его драках с уголовниками  [2, c.4].

Как мы можем заметить из этих примеров, языковые средства, используемые для номинации трех элементов личности разнообразны как по объему, так и по семантике. Автор использует различные лексические и синтаксические единицы.

Из лексических единиц, используемых автором при описании Ид главного героя, наиболее часто, по нашему наблюдению, можно выделить прилагательные со значением высокой степени проявляемого признака (могучая голова, густая седая грива, морёный дуб, сильная, породистая физиономия), краткие прилагательные с тем же значением (голова набычена, был тяжел и тверд).

Из синтаксических средств можно заметить использование в составе предложения составных именных сказуемых (голова была набычена; он был стар; он был тяжел и твёрд; лицо было изрезано морщинами; А сам Зубр здесь еще в полной красе и силе). Когда автор описывает бессознательное начало в личности ученого, он использует такие единицы, которые характерны для описания, автор создает словесный портрет героя.

При описании Эго и Суперэго автором чаще всего используются глаголы, описывающие действия и поступки героя повести, а также наречия, описывающие эти действия (он пофыркивал, рычал то одобрительно, то возмущенно; он одобрительно хмыкал; милостиво кивал). Что касается структуры предложений, описываемых Эго и Суперэго, то эти предложения осложнены однородными членами (Оттопырив нижнюю губу, он пофыркивал, рычал то одобрительно, то возмущенно; он милостиво кивал, выслушивал людей; К нему подходили, кланялись, осторожно пожимали руку; ему приписывались изречения, выходки и поступки совершенно невозможные)

Рассмотренные в статье примеры из повести Д. Гранина «Зубр» репрезентируют возможность использования художественного текста в качестве материала для моделирования языковой личности.

Заключение

Анализируя языковые единицы, используемые автором в художественном произведении, с точки зрения формы и содержания, можно смоделировать и охарактеризовать личность, описываемую в художественном произведении не только с точки зрения психологии, но и с точки зрения науки о языке, т.е. представить социомодель личности.

В рассмотренном материале социомодель личности учёного Зубра представляет собой личность, обладающую как физической силой, так и духовной, Зубр – авторитетный, уважаемый ученый, каждое его действие, каждый поступок не остается без внимания окружающих, и сам Зубр, понимая это, может позволить себе немного больше, чем допускается в научном сообществе.

Список литературы

  1. Голев Н.Д., Кузнецова А.В. Лингвосоционическое моделирование экстравертного и интровертного типов языковой личности // Вестник КемГУ, 2009. №3. С. 95-98
  2. Гранин Д.А. Зубр. М.: Известия. 1987
  3. Гусева М.А. Гендерные и социолингвистические характеристики языковой личности // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. 2008. №1. В 2ч. Ч II. С. 25-30.
  4. Замилова А.В. Лингвосоционическое моделирование русской языковой личности (на материале Интернет-блога): автореф. дисс. канд. филол. наук. Кемерово, 2013. 26с.
  5. Иванцова Е.В. О термине «языковая личность»: истоки, проблемы, перспективы использования // Вестник Томского госуниверситета, 2010. №4. С.24-32
  6. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена. 2002
  7. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность.  М.: Наука, 1987. 262 с.
  8. Культурно-речевая ситуация в современной России / Под ред. Н.А. Купиной. Екатеринбург: Урал, 2000. 379с.
  9. Наумов В.В. Лингвистическая идентификация личности. М.: ДомКнига. 2006.
  10. Огнева Е.А. Когнитивное моделирование концептосферы художественного текста. 2-е изд., дополн. М.: Эдитус, 2013. 282с.